Загружаем...

Мифы бессмертны

Викиновости: Миф о Джебраилове: друга де Голля удалили из Википедии

Несмотря на то, что статья о «человеке-легенде, деятеле французского Сопротивления, личном друге Шарля де Голля, героизированном в СССР и Азербайджане солдате» Ахмедие Джебраилове была удалена  из Русской Википедии 25 октября 2015 года, Тhestrana по прежнему натыкается на этот миф на всевозможных сайтах и в социальных сетях. Последний раз – буквально на днях, что и послужило толчком к этой публикации.

Мы решили коротко пересказать и историю «героя» и историю развенчивания.

Удаляя статью, администратор Википедии ShinePhantom сформулировал решение следующим образом:

«В ситуации, когда огромное множество источников противоречат друг другу, противоречат первичным документам, поддающимся проверке, зачастую противоречат историческим фактам и просто здравому смыслу, написать статью в соответствии с требованиями Википедии невозможно. Причем беда неустранимая. У нас нет ни единого факта, в достоверности которого можно было бы быть уверенным».

Приведём, с сокращениями, текст, с которым мы столкнулись на днях. Орфография первоисточника сохранена полностью:

«Ранней весной 1966 года, в кабинете генсека Леонида Брежнева раздался звонок

Звонил министр иностранных дел и сообщил о визите в СССР президента Франции генерала Шарля де Голля, высокий гость выразил пожелания, чтобы среди встречающих его в Москве, находился его ДРУГ и СОРАТНИК, проживающий в СССР Армад Мишель.

(Долго искали, добрались до Хрущева)

72-х летний Хрущев вспомнил сразу.

– Ну, был такой чудак. Из Азербайджана. Во время войны у французов служил, в партизанах. Так вот эти ветераны французские возьми и пошли ему сто тысяч долларов. А этот чудак возьми и откажись. Ну, я и велел его доставить прямо ко мне. И прямо так, по партийному ему сказал: нравится, мол, мне, что ты подачки заморские не принимаешь. Но, с другой стороны, возвращать этим капиталистам деньги обидно как-то. А не хочешь ли ты, брат, эту сумму в наш Фонд Мира внести? Вот это будет по-нашему, по-советски! И он внес.

Я чего про Фонд Мира талдычу? – поднимите финансовую отчетность и найдете его.

( Нашли  в селе Охуд  Азербайджанской республики, привезли в Москву)

На следующий день, одетый с иголочки, он встречал де Голля во Внуково-2.

Генерал сбежал по трапу не по возрасту легко. Теплое рукопожатие с Брежневым, Де Голль наклоняется к генсеку, на лице генерала было что-то вроде извинения, и тут же он бросился к стоящему в стороне агроному, они обнялись и застыли – все пораженно смотрели на них.

Ахмедию прямо из аэропорта увезли в отведенную де Голлю резиденцию – так пожелал генерал, вечернюю программу он попросил отменить, ибо ему не терпится пообщаться со своим другом, они будут гулять по зимнему саду, ужинать при свечах, расстегнув верхние пуговицы сорочек, ослабив узлы галстука, прохаживаться по аллеям резиденции, накинув на плечи два одинаковых пледа и при этом беседовать и вспоминать.

(Плавно переходим к подвигам. Начало войны. Выучил немецкий язык за пару месяцев. Плен)

Из первого же боя он приволок «языка» – солдата на голову выше и в полтора раза тяжелее себя.

В бессознательном состоянии он был взят в плен и вскоре оказался во Франции, в концлагере Монгобан. Знание немецкого он скрыл, справедливо полагая, что может оказаться «шестеркой» у немцев.

В концлагере он стал помогать уборщице француженке Жанетт, таскать за ней мусор и попросил её научить его французскому языку.

Жанетт вывезла его за пределы лагеря вместе с мусором. И отправила в лес, к французским партизанам.

Там его определили в разведчики – в рядовые. Через четыре ходки на задания его назначили командиром разведгруппы.

Ещё спустя месяц, когда он спустил под откос товарняк с немецким оружием, его представили к первой французской награде.

Чуть позже ему вручили записку, собственноручно написанную Шарлем де Голлем. Она была предельно краткой:

«Дорогой Армад Мишель! От имени сражающейся Франции благодарю за службу.

И подпись. Ваш Шарль де Голль».

Позже он получил свой первый орден – Крест за добровольную службу.

Через два дня в форме немецкого капитана он повел небольшую группу разведчиков и диверсантов на сложное задание – надо было остановить эшелон с 500-стами французскими детьми, отправляемыми в Германию.

Он уничтожил охрану поезда и вывез всех детей в лес, но себя не уберег – несколько осколочных ранений и потеря сознания.

Он пролежал неподалеку от железнодорожного полотна почти сутки.

В кармане покоились безупречно выполненные немецкие документы, а также фото женщины с двумя русоволосыми детьми, на обороте которого была надпись:

«Моему дорогому Хайнцу от любящей Марики и детей».

Армад Мишель любил такие правдоподобные детали.

Он пришел в себя, когда понял, что найден немцами и обыскивается ими.

– Он жив, – сказал кто–то.

Тогда он изобразил бред умирающего и прошептал что–то сентиментальное, типа:

– Дорогая Марика, ухожу из этой жизни с мыслью о тебе, детях, дяде Карле и великой Германии.

В дальнейшем рассказ об этом эпизоде стал одним из самых любимых в среде партизан и остальных участников Сопротивления.

А спустя два года, прилюдно, во время дружеского застолья де Голль поинтересуется у нашего героя:

– Послушай, всё время забываю тебя спросить – почему ты в тот момент приплел какого-то дядю Карла?

Армад Мишель ответил фразой, вызвавшей гомерический хохот и тоже ставшей крылатой.

– Вообще-то, – я имел в виду Карла Маркса, но немцы не поняли.

Но это было потом, а в тот момент его отправили в немецкий офицерский госпиталь. Там он пошел на поправку и стал, без всякого преувеличения, любимцем всего своего нового окружения.

Капитана немецкой армии Хайнца – Макса Ляйтгеба назначили ни много, ни мало – комендантом оккупированного французского города Альби. Это – исторический факт. Он приступил к выполнению своих новых обязанностей. Связь с партизанами наладил спустя неделю.

Результатом его трудов “во славу рейха” стали регулярные крушения немецких поездов, массовые побеги военнопленных, преимущественно советских, и масса других диверсионных актов.

Спустя полгода он был представлен к одной из немецких воинских наград, но получить её не успел, ибо ещё через два месяца, обеспокоенный его судьбой де Голль (генерал понимал, что сколько веревочке не виться…) приказал герру Ляйтгебу ретироваться

И Армад Мишель снова ушел в лес, прихватив с собой заодно «языка» в высоком чине и всю наличность комендатуры.

А дальше – личное знакомство с де Голлем, и победный марш по улицам Парижа. Кстати, во время этого знаменитого прохода Армад Мишель шел в одном ряду с генералом. Войну он закончил в ранге национального Героя Франции, Кавалера Креста за добровольную службу, обладателя Высшей Военной Медали Франции, Кавалера высшего Ордена Почетного Легиона.

Венчал всё это великолепие Военный Крест – высшая из высших воинских наград Французской Республики.

Вручая ему эту награду, де Голль сказал:

– Теперь ты имеешь право на военных парадах Франции идти впереди Президента страны.

– Если им не станете Вы, мой генерал.- ответил Армад Мишель – у де Голля тоже имелась такая же награда.

– Кстати, нам пора перейти на «ты». – сказал де Голль.

К 1951-му году Армад Мишель был гражданином Франции, имел жену-француженку и двух сыновей, имел в Дижоне подаренное ему властями автохозяйство – небольшой завод, и ответственную должность в канцелярии Президента Шарля де Голля.

И именно в этом самом 1951-м году он вдруг вознамерился побывать на Родине, в Азербайджане.

Де Голль вручил ему удостоверение почетного гражданина Франции с правом бесплатного проезда на всех видах транспорта.

А спустя десять дней автопредприятие назвали именем Армада Мишеля.

В Москве его основательно потрясло МГБ (Бывшее НКВД, предтеча КГБ-)

– Почему сдался в плен! – почему на фото в форме немецкого офицера? – как сумел совершить побег из Концлагеря в одиночку? и т.д. и т.п. после чего его сослали в село Охуд и запретили покидать это место.

Все награды, письма, фото, даже право на бесплатный проезд отобрали.

В селе Охуд его определили пастухом.

Спустя несколько лет смилостивились и назначили агрономом.

В 1963-м году после ста тысяч, что он отдал в пользу Фонда мира, Хрущев распорядился вернуть ему личные документы и награды кроме самой главной – Военного Креста.

Он давно был экспонатом Музея боевой Славы. Ибо в СССР лишь два человека имели подобную награду – Маршал Жуков и сельский пастух Ахмедия Джабраилов.

Он привез эти награды в село и аккуратно сложил их на дно старого фамильного сундука.

После встречи с де Голем он не стал пользоваться услугами «товарищей» – сам уехал в аэропорт, купил билет и отбыл.

Горничная гостиницы «Москва», зашедшая в его «люкс», была поражена он оставил все вещи: несколько костюмов, сорочек, галстуков, две пары обуви, даже нижнее белье и зонт.

Спустя несколько дней, к его сельскому домику вновь подъедут автомобили, но на крыльцо поднимется лишь один, мужчина лет пятидесяти, в диковинной военный форме это руководитель министерства обороны Франции да ещё когда–то его близкий друг и подчиненный.

Они будут обниматься, и хлопать друг друга по плечам. Затем войдут в дом. Но прежде чем сесть за стол, генерал выполнит свою официальную миссию. Он вручит своему соратнику официальное письмо президента Франции с напоминанием, что гражданин СССР Ахмедия Микаил оглу Джабраилов имеет право посещать Францию любое количество раз и на любые сроки, за счет французского правительства.

А затем генерал вернет, – Армаду Мишелю Военный Крест, законную наградную собственность героя Французского Сопротивления.

Армад Мишель стал полным кавалером всех высших воинских наград Франции.

Но он не получил ни одной воинской награды своей родины – СССР.

В 1970-м году с него был снят ярлык «невыездного», но прошагать на военных парадах Франции ему ни разу не довелось.

Погиб он 10 октября 1994 года в Шеки в результате автокатастрофы — грузовик сбил телефонную будку, в которой находился герой Сопротивления.

Ахмедия Джебраилов похоронен на кладбище села Охуд!»

Но это ещё не всё!

Вот, например, какие детали жизни героической личности не вошли в этот рассказ:

Про побег:

«Мадам Жанна устроила Джебраилову побег, выдав за мёртвого и инсценировав его похороны: сказав коменданту, что «покойный» похож на её сына и поэтому она хочет похоронить его по-христиански, она уговорила немцев похоронить «тело» за пределами лагеря. Немецкий врач видел, что хоронят живого человека, но всё равно дал согласие. Когда в полночь люди Жанны вырыли гроб, Ахмедия оказался живым».

Про награду за голову:

«Псевдонимы Джебраилова: Кардо, Ахмад Мишель, Армед Мишель, Матье Мишель, Кураже Мишель, Харго, Фражи, Рюс Ахмед «вызывали у фашистов панический животный ужас». За поимку Джабраилова (Харго) немцы предлагали 10 000 немецких марок золотом и две новые автомашины».

Про боевые подвиги:

«Во время наступления союзников Джебраилов принимал участие в освобождении Родеза, Бордо, Тулона, Парижа и Дижона. В Бордо немецкий гарнизон был готов тщательно обороняться, но группа Ахмадия прошла в обход по канализации и ударила в тыл. Освободив Бордо, Ахмадия попал в Париж, где его пригласил к себе Морис Торез, сказавший ему: «Мне о вас рассказывали много хорошего. Вы храбрый солдат, Франция всегда с благодарностью будет вспоминать ваши подвиги». 20 августа 1944 года Ахмадия выступил на митинге по случаю освобождения Парижа от имени всех советских солдат».

Есть и еще, но достаточно и этого.

Первые сомнения возникли, когда оказалось, что статья о выдающемся партизане французского сопротивления не имеет ни одного источника на французском.

Дополнительные сомнения посеяли очевидно вымышленные эпизоды истории, например, период работы в немецкой комендатуре: практически невероятно, чтобы парень из азербайджанского села за несколько месяцев в немецком концлагере так выучил немецкий язык и прочие реалии, чтобы его долгое время принимали за кадрового немецкого офицера. Смущал и заявленный Орден Почетного легиона, который отсутствовал на фотографиях Джебраилова. А право рядовому солдату маршировать на военных парадах впереди генералов, согласно Азербайджанской советской энциклопедии, давала Военная медаль Франции. По словам сына Джебраилова, эту медаль у Ахмедии забрали в Москве в 1966 году. Её можно видеть только на старых фотографиях Джебраилова, привезённых из Франции.

Показалось слишком «кинематографичным» и то, что Джебраилов был назван «личным другом» де Голля, сама история о желании президента республики с ним встретиться и большинство деталей этой встречи (о том, что во время приезда де Голля в Москву в 1966 году президент Франции, увидев в толпе среди встречавших Джебраилова, подошёл к нему и обнял, рассказывал и сам Ахмедия Джебраилов. В особенности настораживало то, что данный визит широко освещался во французской прессе, однако поиск по иноязычным источникам любых вариантов написания имени Джебраилова не принёс никакого результата.

Сложность заключалась в реальном существовании большого количества источников, тем или иным образом сообщавших о подвигах и жизни Ахмедии Джебраилова. Среди них были советские и азербайджанские академические публикации, Азербайджанская Советская Энциклопедия (том X, стр. 407) и правительственные издания, например, Российская газета.

Участники Википедии приступили к поиску и изучению имеющихся источников, направлению запросов в архивы, музеи, исторические организации.

Источники, в которых информации сопутствовали заведомо ложные утверждения, отсекались. Например, удивление википедистов вызвал факт раздачи лидером компартии Морисом Торезом летом 1944 года государственных наград Франции. Как выяснилось, он даже не мог этого сделать, так как в это время находился в СССР и вернулся во Францию только в ноябре 1944 года.

Была поставлена под сомнение статья в Азербайджанской Советской Энциклопедии, в которой сказано, что Джебраилов являлся заключённым Дахау. В базе данных узников Дахау (160 тыс. из 200 тыс. прошедших лагерь) похожих имён и фамилий не нашлось, эпизод о пребывании в Дахау не упоминался другими версиями биографии.

Важной вехой в биографии Джебраилова был его побег в отряд под руководством некого капитана Дельпланга, который действовал в районе Тулузы и потом освобождал Бордо. Франкоязычная википедийная статья называла его «Виктором Дельпланком», также известным как «Дюма». В ответе на запрос википедистов  из Музея Сопротивления в Тулузе, Виктор Дельпланк был участником Сопротивления на севере Франции, а не на юге. Музей Сопротивления в Тулузе сообщил также, что ни в архивах Сопротивления Верхней Гаронны (чьей столицей является Тулуза), ни в труде Мишеля Губе о Сопротивлении в Верхней Гаронне (департамент, чьей столицей является Тулуза) Дельпланг/Дельпланк не упоминается.

Анализ опубликованных документов Джебраилова содержал упоминание о департаменте Тарн и Гаронна (Монтабан), где был обнаружен отряд Дельпланка-Дюма. Однако каких-либо сведений о Джебраилове в доступных источниках, описывающих боевой путь Дельпланка, не оказалось, равно как и упоминаний о взятии Бордо. В завершении выяснилось, что штурма Бордо вообще не было — немцы сами покинули город, после чего в него спокойно вошли французские партизаны.

Следующий найденный советский источник (Неделя, 1960) оказался хронологически самым первым из описаний биографий Джебраилова. Он содержал совершенно иную версию его жизнеописания, которая придала расследованию новый оттенок.

Согласно этой версии, Джебраилов попал в лагерь в городе Родез, в котором содержались тысячи азербайджанцев. Там он связался с подпольем Сопротивления, от которого получил указ совершить групповой побег в августе 1944 года. Однако предатель выдал их немцам, и Джебраилова, в числе прочих заговорщиков, повезли на расстрел. По дороге некоторые из них сбежали. После Джебраилов попал в отряд Гусейна Рза Мамедова, освобождал Родез, затем он перешел в первый советский партизанский полк.

И действительно, как показали найденные участниками Википедии источники, на август 1944 года в Родезе находились тысячи азербайджанцев, однако не в лагере: там стоял так называемый азербайджанский легион Вермахта, из которого на самом деле был совершён побег, полностью идентичный описанному в «Неделе», включая совпадение ряда имён. Однако и тут не упоминалось имя Джебраилова. Было высказано предположение, что побег из восточного легиона Вермахта и является настоящей историей Джебраилова (исключая его легендарную ключевую роль в лагере и при побеге), впоследствии замененной на более нейтральную, умалчивающую о службе Джебраилова в нацистском подразделении.

Запрос в архив Тарна и Гароны по Джебраилову также дал отрицательный ответ, Мишель Ахмед (Акмед) в этих архивах не упоминается.

На запрос в архив Бордо также ответили, что такого человека они не знают.

В документальном советском фильме 1966 года о де Голле «Президент Франции — гость СССР» о Джебраилове с тремя товарищами по оружию говорится следующим выражением: «среди тысяч людей, встречавших де Голля, были и эти четверо», что также позволяет усомниться в личном знакомстве де Голля и Джебраилова.

Удостоверение бывшего военнопленного, выданное 4 августа 1945 года в департаменте Сена — один из документов, с помощью которого можно было бы подтвердить участие Джебраилова в Сопротивлении с 1943 года. Однако сразу бросаются в глаза грубейшие грамматические орфографические ошибки: «агроном и шофёр» в документе даются как agranome et chofers (правильное написание — фр. agronome et chauffeur).

Листок из личного партизанского удостоверения Джебраилова от 27 июля 1943 года также содержит две грубейшие ошибки: jullet вместо фр. juillet (июль) и Necropolici вместо правильного названия французского города фр. Nègrepelisse. Кроме того, фотография на этом документе полностью идентична фотографии на справке от 13 марта 1945 года, включая дефекты бумаги и фотографии.

Таким образом, оба французских документа, призванных доказать участие Джебраилова в Сопротивлении до августа 1945 года (предполагаемое время побега из восточного легиона), выглядят крайне сомнительными и, скорее всего, написаны не носителем французского языка.

Ни в одном из предоставленных документов ничего не говорилось о жене Джебраилова или о его французских детях, какие-либо признаки контактов с ними после возвращения в Азербайджан отсутствовали.

На фоне исследований в Русской Википедии началось аналогичное обсуждение во Французской. Там участники пришли к выводу, что никаких источников, подтверждающих «славную биографию» Джебраилова нет, и статья была удалена (намного быстрее, чем в русскоязычном проекте).

Наконец, один из запросов во французские архивы все-таки принес положительный ответ. Запрос в архив Caserne Bernadotte (Казармы Бернадотта) подтвердил наличие у Джебраилова награды — но только памятной медали «Médaille commémorative de la guerre 1939—1945», со свидетельством о том, что он состоял в Сопротивлении с 28 августа 1944 года. Однако местом рождения Джебраилова в этом ответе был назван Lulea (возможно город в Швеции, было высказано предположение, что таким образом Джебраилов пытался избежать репатриации в СССР). Ответ не содержал ничего конкретного о военной биографии Джебраилова.

 

Понравилась? Поделитесь!

Мнение редакции

Подчеркнём – Тhestrana уверена, что американские астронавты были на Луне. А к разговору о 28 героях-панфиловцах мы с удовольствием ещё вернёмся. Если будет повод.

Читайте также

Идти ВВЕРХ